Творить, смеяться и любить.

На мне: топ, Lucky Brand, колье, Tous

В ночь с 31 на 1  случилось странное событие, которое, однако, было вполне обычным, если речь шла о паре с ребенком. Началось все с того, что мы с Любимым долго злопыхали об отсутствии в Майами ощущения Нового Года. В Джорджии, где мы “назначили встречу с Сантой” никто не обещал ни хрустящего под ногами снега, ни каких-либо особенных торжеств. Более того, празднества были соотнесены с католическим  Рождеством и к Новому году уже закончились. Прогноз погоды обещал плюс 15 и дождь.  Не знаю почему, но все это нас не остановило. Мы планировали очередное путешествие на машине вначале до Саванны, а потом, если окажемся морозоустойчивыми, до Вашингтона и Нью-Йорка.  В Саванне мы хорошенько нагуляли Мелкого, накормили до отвала горячим обедом и уложили в кровать. Это было в 6 вечера  31 декабря. Далее было принято уже вполне объяснимое решение  – ненадолго прилечь, чтобы потом выйти на улицу и предаться празднику. Но в номере отеля было тепло, а на душе сыто. Проснулись мы в итоге утром 1го января.

– Чух!  – разочарованно оглядевшись в номере отеля воскликнул Мелкий, который всю дорогу в Джорджию думал, что мы ехали в музей железной дороги Майами, и надеялся, что хотя бы после сна окажется там.

– Прочухали Новый Год, Мелкий!

На следующий день мы пошли гулять: все было закрыто и дождь лил, как из ведра. Но каждый из нас был по-своему доволен. Мелкий  – потому что было много луж. Любимый  – потому что решил, что всем проспавшим Новый Год, наступивший сулил много часов сна, а это неплохо. Я –  потому, что горячий кофе в холодную погоду был особенно вкусным.

Трансформируя пойманное ощущение тепла на собственную жизнь с ребенком, я решила написать, о чем давно думала – бонусах, как ни меркантильно это звучало, которые давала родителям жизнь с ребенком. Все кому не лень говорили нам о трудностях, нагрузке, сумасшедшем доме, нехватке времени и, что еще хуже, “погодите, у вас еще не такое начнется!!!” – это было обычным обсуждением для мам. Я отчетливо помнила, что до того, как забеременела, я спрашивала знакомых, каково это  – делить свою жизнь с малышом? И получала одинаковый ответ от всех:

– Ребенок просто полностью меняет жизнь, ни минуты покоя, все принадлежит ему – закатывали глаза они – но все равно, дети  – это счастье.

Все это звучало пугающе для эгоистичной пары, привыкшей жить для себя. И тем более непонятным казалось обещанное счастье. Я никогда не мечтала играть в “лялечку”, которую так интересно наряжать, кормить и катать в коляске.

Я с коляской образца 1981 года
Я с коляской образца 1981 года

Но мои собственные бонусы выглядели настолько серьёзно и круто, что я решила отвести им место в хронике блога и рассказать всем:

– Ребенок избавил меня от одиночества – осознание этого шокировало меня. Знакомое с детства чувство о том, что “у мамы есть папа, а у папы мама, а у меня никого, даже собаки”, не уходило, даже когда я встретила Любимого. Но Мелкий заполнил собой все открытое для одиночества пространство.

– Ребенок способствовал развитию родительского чувства юмора,  ибо без него выжить  было немыслимо! Как-то ночью я проснулась под плач Мелкого. Рванув к нему в темноте через гостиную, я наступила на детский грузовичок, который повез меня в направлении стены, где в тройном тулупе мое па провалилось с громким треском. Просто давно не каталась.

Спустя пару дней я, смеясь сквозь слезы, в течение часа выдирала из волос электро-паровозик Томас – Мелкий включил его и провез в туннеле из моих волос, в секунду запутав длинные пряди сквозь  колеса.

Видимо, чувство юмора с годами росло, ибо высший пилотаж продемонстрировал дедушка Мелкого. Креативно подойдя к вопросу приучения дитя к горшку, чем мы театрально промышляли всей семьей, он увидел в коричневом коралле на пляже отличный демонстрационный материал. Коралл и правда выглядел двусмысленно настолько, я в ужасе вздрогнула, увидев, как деда запросто носит Это в руке. И пока Мелкий радостно визжал “кака”, дедушка виртуозно показал, как с ней нужно поступать большим парням. Мелкий усвоил урок на отлично!

– Ребенок был источником невероятно приятных тактильных ощущений! Невозможно было даже передать словами тот кайф, который я испытывала, когда мы засыпали с ним вместе  или просто обнимались. Самым большим счастьем я считала момент, когда Мелкий проснувшись утром, с хмурыми едва открытыми глазками на автопилоте бежал, чтобы обнять меня и еще немножко поспать у меня на животе. Его первым и самым искренним желанием каждое утро было быть со мной! Я ценила эти минуты особенно высоко. Я знала, что они не вечны.

– Ребенок развивал родителей. Мои ограниченные собственной сферой интересов познания ширились и множились изо дня в день. Благодаря глянцевым альбомам про рифы, которые мы листали с Мелким, я узнала, что Флорида была чуть ли ни основным пристанищем наиболее опасных акул. Их виды я легко различала. Как впрочем и промысловые сорта рыб. Lady Fish – длинная блестящая,  рыбка look down – выглядит, как ромб,  blue fish  c голубой спинкой – вкусная! Отдельной песней была строительная техника –  я узнала о том, что существуют телескопические погрузчики, бетономешалка по-русски называется автобетоносмеситель, а экскаваторщики устраивают шоу “танцы экскаваторов”! Я талантливо строила многоуровневые развязки железных дорог.

– И, наконец, сам по себе декрет был передышкой в деятельности, которая позволяла оглядеться прежде, чем возвращаться к активной работе и переосмыслить то, кем ты реально видишь себя? Я пользовалась собственный приемом, который не раз помогал мне в моей работе. Я называла его  по-английски  free your mind  –  где и Х и Y выступали мои возможности, умения, собственный жизненный опыт, привычки – в общем исходные данные.  Под знаком “равно” шло то, что виделось в мечтах. Я старалась отпустить собственные мысли и освободить место для кардинально новых идей. И новое, важное и единственно правильное потоком обрушивались на меня. Я писала блог нечасто, лишь почувствовав, что именно эти мысли извне завладели мной и просятся наружу. Так не планируя, и просто открывшись однажды неизвестным мне вибрациям, я начала писать книгу обо всем, что осталось за кадром блога о моих родах в США и Идеалистки. А именно о куда более удивительных и необычных событиях, которые ждали меня в Америке…

Мы вышли с Мелким за руку на улицу, я дала ему пробежать и намочить ножки во всех лужах. Я была неправильной мамой, считавшей что все, что делает ребенок это и есть жизнь, прекрасная жизнь в ее секундных, как биение сердца, проявлениях. Я была строгой во всем, что касалось его безопасности, но не доводила это, как было принято в Америке, до крайности. Я разрешала ему прикоснуться к этому миру, попробовать его наощупь, на вкус, на цвет. И пока Мелкий ловил ртом капли дождя, я запрокинула голову и сделала то же самое.

–  Enjoy life in its every moment  – часто слышала я в Америке. Но только в общении с Мелким я научилась так жить. И если кто-нибудь теперь спросит меня “каково это жить с ребенком”, я ответила бы, что только с ребенком ты сможешь увидеть жизнь его детскими наивными и любопытными глазами, увидеть все в мельчайших подробностях и научиться радоваться простым вещам!

Спустя два дня, мы сбежали из Саванны домой.

Идеалистка в Инстаграмм - @idealistka
Article Tags : ,
Related Posts