Доктор Сантос и подарки судьбы

Все время, пока полная неизвестность с моим здоровьем, держала всю семью далеко от работы, дел и просто привычной рутины, я не могла отделаться от ощущения, что жизнь водит меня по кругу, центром которого, как-ни странно был блог, начатый мной во время беременности. Я сидела в клинике доктора Розлин, с удовольствием разглядывая приехавших к ней на прием будущих мам, одним глазом присматривая как бы Мелкий ничего не разбил, не был сбит дверью и не пустил очередной фонтан из пакетика с соком. Меня же ожидал доктор, Сантос, главный врач, муж доктор Розлин, взявший на себя задачу разобраться с моими приключениями.

– Мила, это мистика пока для нас, что с тобой происходит. Мы проверяем, проверяем, берем кровь, делаем УЗИ, снова берем кровь – но все результаты, которые к нам приходят – идеальные  – Сантос был спокойным, дружелюбным, вовремя шутил и как и в случае с Розлин обладал уникальной способностью говорить о медицине серьезно, но не сгущая красок. У него, страх за себя, который время от времени накрывал меня с головой дома, уходил

– Мы врачи в Америке, как полицейские, будем исключать ложные версии не имеющие доказательств одна за другой пока не докапаемся до сути.

– Доктор Гильермо, мне лучше, рука моя ожила и в глазах больше не двоится, но я едва держусь на ногах, такой слабости со мной в жизни не было. Раньше я гоняла на велосипеде на пилатес по 20 блоков и обратно. А сейчас едва прохожу два!

В этот момент Мелкий тяжело вздохнул…

Его жизнь с тех пор, как мама вышла из игры, тоже претерпевала кардинальные перемены, главной из которых стало окончание грудного вскрмливания. Несовместимые с кормлением инъекции, которые вводили мне для обследований поставили финальную точку, на которую я могла бы решаться годами. Тяжело расставаясь с привычками, Мелкий несколько ночей подряд орал, но вскоре смирился с судьбой, окончательно поняв что, жизнь прекрасна, когда на смену пришло молочко в стаканчике с печенькой. Печенье компенсировало многое, и малыш готов был и дальше оставаться под присмотром папы. Степень свободы и права голоса в данном случае ущемлялась более сильной стороной, зато у папы была машина и в случае чего, можно было взять ее порулить.

Я тоже вздохнула…

Мое временное отдаление от материнских дел, компенировалось нежностью, на которую, как выяснялось, был способен в экстренных ситуациях Мелкий. В полтора года, он нараспев протянув свое звонкое “маааама”, обнимал меня, клал голову на колени или подставлял свою крепенькую и пухлую щеку под поцелуй.  Впервые я ощущала не только его зависимость от меня, а просто любовь.

Муж тоже вздохнул, но по своему поводу…

Страх того, что семья разорится с Люсиным здоровьем отступал, как врочем и страх того, что Люська отбросит коньки. В клинике Сантоса, все было организовано так, что вопрос постановки диагноза решался на месте и не существовало привычной нам системы переадресации. Для проверки гормонов не надо было отдельно идти на прием к эндокринологу, для кардиограммы  к кардиологу. Это экономило время, силы и деньги.  УЗИ проводились на месте, анализы крови брались тут же при приеме у врача. И только назначенные мне томограммы мы делали в другом месте.  Нам везло. Не зная Розлин, а значит не узнав бы о Сантосе,  мы сейчас бы разматывали рулоны, в виде которых приходили счета из госпиталей. Америка, гуманная и недорогая во многих вещах, в вопросах оказания медицинских услуг незастрахованным иностраннцам поварачивалась совсем другим лицом. Жизнь в Америке была недорогой – дорогой была здоровая жизнь.

Я же чтобы, как обычно, не вешать нос, решила до выяснения обстоятельств подсчитать бонусы, выданные мне за временную отключку:

– Я была уверена, что именно сейчас решится и закончится моя многолетняя эпопея с разболевшейся шеей и головой. Более того, начнется новый жизненный этап, куда более качественный и лучший. Я верила, что трудности, болезни – все это подарок судьбы, ступень, преодолев которую, оценив и осмыслив, ты забирался на новую высоту

– На подмогу к нам и реабилитационную борще-терапию вылетала из Москвы долгожданная бабушка Мелкого. В связи с этим мы наконец-то проводили дома генеральную уборку и складывали в стопочки и рядочки все, что до этого выглядело, как хаос семейства от “года до полутора”.

– Под обещание не терять сознание за рулем, я вновь начала водить машину! Какой же это был кайф!!! Я обожала, обожала, обожала рулить. Мили, галлоны, бритиш петролеум, дворники, газ, тормоз, красный свет, зеленый свет – все это сливалось в ритмичную и радостную песню Идеалистки, мчащей по раскаленным хайвеям Майами.

– Муж, измотанный работой, чаще стал проводит время с семьей и больше спать

– Мелкий разобрался с привычакми и расставил новые приоритеты. Одним из которых стал демонстартивный отказ от детского стульчика и  самостоятельное залезание на взрослый для приема еды. Также МЕЛКИЙ СТАЛ СПАТЬ ВСЮ НОЧЬ!

– Я же, как со мной уже не раз приключалось, в стрессовых ситуациях, в третий раз утрамбованная в томограф, вновь увидела, что меня ждет в будущем. И то, что я увидела повергло меня в шок! Нужно было срочно выздоравливать, чтобы дожить до этого момента. У истории с моим родовым блогом, и этим рассказом об идеальном материнстве был логический конец! Но какие еще должны были произойти вещи в моей жизни, которые бы привели меня к тому, что я увидела, я могла лишь догадываться, а может мечтать.       –

Идеалистка в Инстаграмм - @idealistka
Related Posts