В начале сентября, когда в России нарядные школьники с цветами и бантами только начинали школьный год, в Америке он уже шел полным ходом. И мои мальчишки, несмотря на то, что ходили в реальности в детский сад, жили по тем же правилам, что и школьники, включая ранний подъем по утрам, распорядок дня, дисциплину, форму и каникулы. Каждый день я наполняла бутылочки водой, клала в рюкзачки фрукты, запасную одежду и с умилением, каждый раз растроганная, наблюдала, как Мелкий и его совсем крошечный братик деловито шагали к машине…. Оба, подняв воротники поло, как папа.  –

С завидной регулярностью для мамочки в моей жизни возникало слово “сексуальность”. Сексуальность образа просили меня, как стилиста, подчеркнуть девушки, недавно родившие детей, или  те, кто провел несколько лет в декрете. Речь не шла ни о корсетах, ни о чулках, ни о подвязках. Речь шла о том, как сделать так, чтобы муж, давно привыкшей к жене, заново открыл для себя свою половину. Многим это нужно было просто для себя – воспрять, вернуть блеск в глазах, расправить плечи и почувствовать себя молодой, красивой и шикарной. Правильно подобранная одежда работала безотказно, бесперебойно, в чем

♥ Лишь только моя голова высунулась из плюшевого уютного декрета, ей сорвало крышу. Она была полна мыслей, ее разрывало от энтузиазма, идей и несло быстрее, чем могли догнать ноги на шпильках .  Я беспокойно спала и часто сидела серьезной букой у монитора. Читала, листала, смотрела, проверяла IQ, пополняла словарный запас английского, с восторгом общалась с теми, кто был старше четырех лет. Впитывала жадно все, словно хотела наверстать.  Считалось, что мамы, вернувшиеся из декрета, были самыми эффективными работниками, и это я почувствовала не себе. Это был словно голод – хотелось работать еще и еще. В

В первые дни, когда Малыш пошел в садик, я едва ли могла дышать. Не плакала, но ни делать, ни думать ни о чем не выходило. Как он там??? Закрыв за сыном дверь, я уносила тепло его крошечных объятий. Уезжала в продуктовый магазин, бродила потерянная между рядов, стараясь отвлечься на что-то простое и рутинное. Спустя 40 минут летела забирать. – Люся, но он же там и часу не пробыл! – недоумевал муж – Ну и что. Пора домой! Через неделю я немного пришла в себя, держалась уже по два часа. Но переключаться удавалось, лишь

Как и большинство девчонок в Америке я погрязла в джинсах. Даже имея в своем шкафу залежи, сравнимые с запасами нефти в США,  я продолжала их мерять и находить месторождения новых. Муж, хотя и едва ли их  отличал, чувствовал неладное: – Люся, а это не новые джинсы случайно? – Ну это как посмотреть…. Это были новехонькие girlfriend джинсы. “Хорошо, что хотя бы мои штаны обладают аурой независимой “подружки”  – бормотала еще в примерочной домашняя, декретная я. Photo: Vera Ospan; Make-up&Hair Alexander Volovik На мне: рубашка из хлопка, J.Crew; джинсы, GRLFRND; босоножки, Loeffler Randall Модель

Все лето я охотилась за платьем-комбинацией, ностальгируя по 90-м и самой себе в гладком шелке, надетом поверх белого хлопкового топа. При этом в памяти где-то затерялось, что я была настолько худой, что мне было больно сидеть на деревянных скамьях в институте. Но в статусе мамы двоих детей платье-комбинация срывалось с моего крючка еще до покупки.  Я меряла то одно, то другое, то в цветочек, то с разрезом, каждый раз вздыхая –  приходилось втягивать живот, чтобы шелк свободно и красиво скользил по телу. Photo: Vera Ospan; hair&make-up, Alexander Volovik На мне: шелковый

♥ Каждый год, начиная с августа, я сталкивалась с одной и той же дилеммой. Во всех магазинах Майами появлялась коллекция осень-зима, с твидовыми пиджаками, замшевыми ботфортами и свитерами cable knit – но за окном у нас висело жаркое и влажное нечто под названием “воздух”, а температура едва ли опускалась ниже +30. Реальная прохлада ожидала нас в декабре, и надев даже джинсы сейчас, можно было вычеркнуть из списка дел баню. На мне: платье, Zara; кеды, Soludos; сумка, Loius Vuitton vintage; очки, Prada Photo: Vera Ospan На мне: платье, Zara;  очки, Prada Однако спустя пять лет в жизни в

Время от времени я позволяла себе улизнуть из дома. Даже самые увлеченные мамы устраивали побег и форма его проявления могла быть какой угодно. Например, массовой – с подругами в кафе, или музыкальной –  в виде громкого cольного пения в машине. По опросу моих подруг, выяснялось, что почти все танцевали дома у зеркала, втихаря курили, или запирались надолго в ванной, прихватив с собой телефон. И почти все в один голос, утверждали, что достаточно было просто выйти из дома на каблуках, не наклоняясь подбирать выброшенные из колясок игрушки, как возвращалось безмятежное настроение и вера

Период с июня по ноябрь в Майами официально считался сезоном ураганов. Для меня же это был период почти пустынного затишья. Жизнь была так плотно расписана между двумя детьми, что незаметно и очень далеко  отбросила меня от собственных амбиций, стремлений и порой я едва ли успевала отвечать на сообщения друзей. Так начался дрейф пятого года декрета. Дни, несмотря на вечную спешку и суету, плавно тянулись, как соленая карамель. В этой точке моего материнства я застыла Люсей, погруженной в дом. Я наслаждалась Малышом и повзрослевшим Мелким,  простотой и предсказуемостью этих дней и искренне

Подбирая эпитет к тому, как я одевалась в декрете, самым прозаичным и самым точным было  – быстренько. Это противное дребезжащее в уме слово буквально преследовало меня, я повторяла его в течение дня, и слышала постоянно от мальчишек. Сейчас вот быстренько оденусь, и….. И поскольку переиначить реальность в пользу  отдыхающей перед зеркалом и выбирающей подолгу наряды Люси я не могла, оставалось, как обычно –  выкручиваться красиво. Photo: Hamid Kootval На мне: платье в полоску, T by Alexander Wang; очки, Chanel; рюкзак, B Brian Atwood;  cерьги, My-Ki Jewellry  Платья, которые я носила

1 2 3 14 Page 1 of 14